Семейное право – наше призвание.
  Наша миссия – мы всегда
добиваемся справедливости к нашим клиентам.

+7 (495) 773-87-71
Обратный звонок

Решение суда по делу № 9


РЕШЕНИЕ

(резолютивная часть)

Именем Российской Федерации

ДД.ММ.ГГГГ <адрес>

Головинский районный суд <адрес> в составе председательствующего судьи Болочагина В.Ю., при секретаре Кадилиной М.О., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № по иску Кузиной А к Кузину Б о взыскании долга и о разделе общего имущества бывших супругов и встречному иску Кузина Б к Кузиной Светлане Константиновне о признании сделки недействительной и разделе общего имущества бывших супругов, Руководствуясь ст.ст.194, 196-198 ГПК РФ, суд решил: Исковые требования Кузиной А удовлетворить частично. Взыскать с Кузина Б в пользу Кузиной А долг в размере 25000 долларов США с исполнением в рублях РФ по курсу ЦБ РФ на день исполнения и сумму уплаченной государственной пошлины в размере 500 рублей. В удовлетворении остальной части исковых требований отказать. В удовлетворении исковых требований Кузина Б отказать. Взыскать с Кузина Б в доход бюджета городского округа Самара государственную пошлину в размере 10030 рублей 80 копеек. Настоящее решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию по гражданским делам Самарского областного суда через Головинский районный суд <адрес> в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме. Судья В.Ю. Болочагин РЕШЕНИЕ Именем Российской Федерации ДД.ММ.ГГГГ <адрес> Головинский районный суд <адрес> в составе председательствующего судьи Болочагина В.Ю., при секретаре Кадилиной М.О., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № по иску Кузиной А к Кузину Б о взыскании долга о разделе общего имущества бывших супругов и встречному иску Кузина Б к Кузиной Светлане Константиновне о признании сделки недействительной и разделе общего имущества бывших супругов, установил: Кузина А обратилась в Головинский районный суд <адрес> с иском к Кузину Б о разделе общего имущества, указав, что состояла в браке с ответчиком ДД.ММ.ГГГГ В период брака ими было приобретено имущество, которое было добровольно разделено по соглашению от ДД.ММ.ГГГГ В связи с тем, что имущество, переданное ответчику, оценено сторонами дороже, чем имущество, переданное ей, ответчик обязался выплатить ей 50 тысяч долларов США, о чем написал расписку. 25 тысяч долларов США Кузин Б выплатил ей, оставшаяся сумма не выплачена до настоящего времени. В период брака было создано <данные изъяты>», единственным учредителем которого являлся Кузин Б Также ответчик скрыл от неё факт приобретения неконкретизированного недвижимого имущества, находящегося на территории Французской республики. Ответчику принадлежат 249 акций <данные изъяты>». В период брака была приобретена коллекция из примерно 300 картин. Просила разделить долю в уставном капитале ООО «Нефтяные технологии», передав ей долю в размере 50%, акции <данные изъяты>», передав ей 125 акций, коллекцию картин в количестве 300 штук, оставив её Кузину Б со взысканием в её пользу компенсации в размере 3000000 рублей, взыскать с ответчика 25 000 долларов США по добровольно принятому обязательству. Впоследствии Кузина А уточнила и дополнила свои требования (т.1, л.д. 82), просила разделить долю в уставном капитале <данные изъяты> передав ей долю в размере 50%, акции <данные изъяты>», передав ей 125 акций, коллекцию картин в количестве 200 штук, передав ей 100 штук и оставив 100 штук Кузину В.И., разделить имевшуюся у Кузина С.И. на момент расторжения брака денежную сумму на вкладе в ЗАО «Райффайзенбанк», взыскав в её пользу половину этой сумму, что составляет 3123 евро, взыскать с ответчика «в качестве компенсации за приобретенную им недвижимость во Франции половину перечисленной им по договору покупки недвижимости № от ДД.ММ.ГГГГ суммы» в размере 225000 евро, взыскать с ответчика 25 000 долларов США по добровольно принятому обязательству. Кузин Б обратился со встречным иском к Кузиной А (т.1, л.д. 102-103) о признании недействительным соглашения о разделе имущества от ДД.ММ.ГГГГ и о разделе общего имущества, состоящего из двухкомнатной квартиры по адресу: <адрес>, четырехкомнатной квартиры по адресу: <адрес>, дачного дома и земельного участка по адресу: <адрес>, <адрес>, жилого дома и земельного участка по адресу: <адрес>, <адрес>, акций <данные изъяты> автомобиля <данные изъяты>. Указал, что соглашение заключалось ими самостоятельно, при его заключении он не обладал сведениями о стоимости имущества. Ссылаясь на то, что Кузина А обратилась с иском о разделе имущества, просит признать соглашение о разделе имущества от ДД.ММ.ГГГГ недействительным, разделить указанное в нем имущество, передав ему четырехкомнатную квартиру по адресу: <адрес>, жилой дом и земельный участок по адресу: <адрес>, <адрес>, автомобиль <данные изъяты> выпуска, оставив Кузиной А двухкомнатную квартиру по адресу: <адрес>, дачный дом и земельный участок по адресу: <адрес>, <адрес>, акции <данные изъяты>, в количестве 15700 штук. В судебном заседании истица уточнила заявленные требования (т.3, л.д. 78-80). Просила разделить долю в уставном капитале <данные изъяты> передав истице долю в размере 50%, взыскать с ответчика «в качестве компенсации за приобретенную недвижимость во Франции половину стоимости», перечисленной им по договору покупки недвижимости в размере 225000 евро, взыскать с ответчика 25 долларов США по добровольно принятому обязательству, разделить имевшуюся у Кузина С.И. на момент расторжения брака денежную сумму на вкладе в ЗАО «Райффайзенбанк», взыскав в пользу истицы половину этой сумму, что составляет 3123 евро, коллекцию картин в количестве 149 штук, включенных в каталог, передав ей 75 картин, включенных в каталог под номерами с 1 по 75 включительно. От требования о разделе акций ОАО «Гипровостокнефть» отказалась (т.3, л.д. 81). Уточненные исковые требования приняты к производству в силу ст.39 ГПК РФ. Частичный отказ от иска не противоречит закону, не нарушает права и законные интересы других лиц, в связи с чем он принят судом, производство по делу в части раздела акций <данные изъяты>» прекращено. Определением суда от ДД.ММ.ГГГГ требования Кузиной А о разделе коллекции картин, денег на счете в ЗАО «Райффайзенбанк» и доли в уставном капитале <данные изъяты>» выделены в отдельное производство. В судебном заседании истица и её представитель адвокат Тилежинский В.С., предъявивший ордер от ДД.ММ.ГГГГ №, уточненные требования поддержали. Истица пояснила, что о наличии у бывшего мужа недвижимости по Франции узнала в 2009 г., получив счета за коммунальные услуги. Считает, что Кузин В.И., состоя с нею в браке, утаил от неё денежную сумму в размере 450000 евро, которую потратил в ущерб интересам семьи, переведя во Францию, предположительно, для приобретения недвижимости. Ей неизвестно, что это за недвижимость и где она находится, на каком праве принадлежит Кузину Б Общим имуществом являлась денежная сумма, уплаченная бывшим мужем в период брака без её согласия, в связи с чем она просит разделить эту сумму, обязав ответчика выплатить ей половину. Разделить недвижимость она не просит, т.к. пользоваться этим имуществом она не сможет, поскольку у неё нет шенгенской визы. Также просит взыскать задолженность по соглашению о разделе имущества в размере 25000 долларов США. Размеры взысканий просит выразить в иностранных валютах с исполнением в рублях по курсу ЦБ РФ на день исполнения. Представители Кузина Б по доверенности от ДД.ММ.ГГГГ Хмелева Е.А. и по доверенности от ДД.ММ.ГГГГ Торопов М.А. в судебном заседании признали исковые требования Кузиной А в части взыскания с Кузина Б суммы в 25000 долларов США по письменному обязательству. Подтвердили, что соответствующее обязательство было принято Кузиным Б в связи с соглашением о разделе имущества от ДД.ММ.ГГГГ В остальной части иск не признали. Пояснили, что Кузина А и Кузин Б не жили одной семьей с ДД.ММ.ГГГГ г. Просили признать денежные средства, перечисленные Кузиным ДД.ММ.ГГГГ за покупку недвижимости во Францию, личной собственностью Кузина А Представили договор дарения денег Кузину А его братом, Кузиным С.И., ДД.ММ.ГГГГ Встречные исковые требования представители Кузина Б поддержали. Пояснили, что сделка была совершена Кузиным Б под влиянием заблуждения, выразившегося в том, что, заключая соглашение, Кузин Б полагал, что все остальное имущество, не упомянутое в соглашении, также разделено ими по принципу сохранения статус-кво, т.е. за каждым из супругов сохраняется то имущество, которым он фактически владеет. Предъявив иск, Кузина А вывела его из состояния заблуждения, оказалось, что она иначе понимает смысл заключенного соглашения. Просит разделить имущество, упомянутое в соглашении, так же, как это было предусмотрено соглашением, поскольку фактически раздел был осуществлен, но взыскать с Кузиной А денежную компенсацию в его пользу. Кузина А и её представитель встречные исковые требования не признали. Просили применить исковую давность по требованию о признании сделки недействительной. Исследовав материалы дела, заслушав стороны, суд приходит к следующему. Между Кузиной А и Кузиным Б ДД.ММ.ГГГГ Бюро ЗАГС <адрес> был зарегистрирован брак. Решением мирового судьи судебного участка № <адрес> по делу № от ДД.ММ.ГГГГ, вступившим в законную силу ДД.ММ.ГГГГ, брак был расторгнут (т.1, л.д. 7). В период брака брачный договор между Кузиной А и Кузиным Б не заключался, что признается сторонами. Следовательно, имущественные отношения сторон в полном объеме регулируются нормами главы 7 СК РФ. Согласно ст.34 СК РФ, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К нему относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. В соответствии со ст.38 СК РФ раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов. Общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению. В случае раздела общего имущества супругов в период брака та часть общего имущества супругов, которая не была разделена, а также имущество, нажитое супругами в период брака в дальнейшем, составляют их совместную собственность. Закон не устанавливает специальных требований к форме соглашения о разделе имущества между супругами (бывшими супругами), в связи с чем подлежат применению правила ст.161 ГК РФ о письменной форме сделок на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда. ДД.ММ.ГГГГ между Кузиной А и Кузиным Б заключено соглашение о разделе совместно нажитого имущества. В материалах дела имеется экземпляр соглашения, представленный Кузиной А (т.1, л.д. 9), и экземпляр, представленный Кузиным Б (т.1, л.д. 98-99), идентичные по содержанию. По условиям соглашения в собственность Кузиной А передается двухкомнатная квартира по адресу: <адрес>, дачный дом и земельный участок <данные изъяты> по адресу: <адрес>, <адрес> акции <данные изъяты> в количестве 15 700 штук, в собственность Кузина Б передается четырехкомнатная квартира по адресу: <адрес>, жилой дом и земельный участок <адрес> автомобиль <данные изъяты>. В тот же день Кузин Б добровольно принял на себя обязательство выплатить Кузиной А 50000 долларов США в срок до ДД.ММ.ГГГГ, выдав в подтверждение этого расписку (т.3, л.д. 77). В судебном заседании стороны признавали, что обязательство выплатить указанную сумму имело правовую природу денежной компенсации в согласованном сторонами размере, полагающейся ФИО1 в связи с неравенством стоимости имущества, переданного по соглашению каждой из сторон. Помимо признания сторонами данного обстоятельства, оно подтверждается ещё и тем, что расписка выдана Кузиным Б в один день с подписанием соглашения о разделе имущества, сведений о наличии у него обязательств какой-либо иной природы перед Кузиной А сторонами суду не представлено. Соглашение от ДД.ММ.ГГГГ заключено с соблюдением простой письменной формы, содержит сведения, необходимые и достаточные для идентификации имущества, о разделе которого договорились стороны. Государственная регистрация соглашений о разделе имущества между супругами законом не предусмотрена. Форма и содержание соглашения соответствуют требованиям закона и иных правовых актов. Стороны не отрицают того, что в части передачи имущества соглашение ими исполнено. Представители Кузина В.И., оспаривая заключенное соглашение, ссылались в судебном заседании на то, что при подписании соглашения Кузин Б ошибочно полагал, что между ним и Кузиной А достигнута договоренность и в отношении прочего, не упомянутого прямо в соглашении, имущества. Однако в силу п.1 ст.178 ГК РФ недействительной может быть признана сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения. В соответствии со ст.431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Ничто в тексте соглашения о разделе имущества от ДД.ММ.ГГГГ не дает оснований для вывода о том, что этим соглашением была разрешена юридическая судьба какого-либо иного имущества, помимо прямо упомянутого в соглашении. В силу п.6 ст.38 СК РФ соглашение о разделе имущества между супругами может быть заключено как в отношении всего принадлежащего им имущества, так и в отношении какой-либо его части, к остальному имуществу в этом случае продолжает применяться режим общей совместной собственности. В связи с этим суд критически относится к утверждениям представителей Кузина Б о том, что последний заблуждался относительно предмета сделки, полагая, что предметом соглашения является все наличное общее имущество супругов. Более того, из объяснений представителей Кузина Б в судебном заседании следует, что Кузин Б заключил данное соглашение, полагая, что в отношении прочего, не упомянутого в нем имущества, между сторонами не возникнет спора. Однако тем самым, по существу, ставится вопрос о заблуждении относительно мотивов сделки, которое не может иметь правового значения. Указание в тексте соглашения на отсутствие у сторон взаимных претензий не могло расцениваться Кузиным Б как отказ Кузиной А на будущее время от обращения в суд с требованием о разделе имущества, не упомянутого в соглашении, поскольку отказ гражданина от судебной защиты своего права, в силу п.3 ст.46 ГК РФ, ничтожен, отказ от осуществления права не влечет прекращения этого права. При этом, если Кузин Б полагает, что помимо письменного соглашения от ДД.ММ.ГГГГ, между ним и Кузиной А при расторжении брака было достигнуто соглашение и в отношении раздела иного имущества (в какой бы то ни было форме), он имеет возможность защищаться против иска Кузиной А о разделе этого имущества, доказывая факт наличия такого соглашения (соглашений). Ссылка ответчика на то, что являвшийся предметом соглашения жилой дом на 3-ей просеке в настоящее время принадлежит ему на основании договора дарения, не имеет правового значения, т.к. в материалах дела имеется договор купли-продажи Кузиным Б Кузину К.В. (сыну) данного дома с земельным участком от ДД.ММ.ГГГГ (т.1, л.д. 196-197), из которого явствует, что названные объекты были приобретены Кузиным Б в период брака по возмездному основанию – договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ Продажа Кузиной А акций <данные изъяты> не может служить основанием для удовлетворения иска Кузина В.И., поскольку по условиям оспариваемого им соглашения эти акции переданы в собственность Кузиной С.К., следовательно, распоряжение ими с её стороны не нарушает права Кузина Б Суд критически относится к доводам Кузина В.И., изложенным в тексте встречного искового заявления, о том, что он заблуждался относительно стоимости имущества, которое было разделено по соглашению от ДД.ММ.ГГГГ Кузин Б участвовал в приобретении имущества, был знаком с его характеристиками, наличие у Кузина Б высшего образования и ученой степени подразумевает его знакомство с экономикой, как минимум, в объеме вузовского учебного курса, кроме того, Кузин Б занимался предпринимательской деятельностью, будучи учредителем хозяйственного общества. Доказательств того, что по каким-либо причинам в момент подписания соглашения от ДД.ММ.ГГГГ он заблуждался относительно стоимости указанного в соглашении имущества, Кузиным Б не представлено. Кроме того, производя раздел имущества по соглашению между собой, супруги (бывшие супруги) не связаны рыночной стоимостью разделяемого имущества. Стороны такого соглашения свободны в определении равноценности (неравноценности) имущества, передаваемого в собственность каждой из них. Они вправе признать в целях раздела равноценным имущество, отличающееся по рыночной стоимости, вправе по своему соглашению определить размер компенсации при неравноценности имущества. Определяющим фактором в данном вопросе является действительная воля сторон, заключающих соглашение, постольку, поскольку при этом не нарушаются права третьих лиц (в частности, кредиторов одного из супругов). Кроме того, настаивая на требовании о признании недействительным соглашения от ДД.ММ.ГГГГ, Кузин Б одновременно признает основанное на этом соглашении требование Кузиной Б о взыскании долга в размере 25000 долларов США по выплате денежной компенсации. При этом, если даже Кузин Б желал разделить указанное в соглашении от ДД.ММ.ГГГГ имущество на основе его рыночной стоимости на момент раздела, он имел возможность произвести его оценку. В соответствии с п.2 ст.181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п.1 ст.179 ГК РФ), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Поскольку ничто не препятствовало проведению оценки рыночной стоимости указанного в соглашении от ДД.ММ.ГГГГ имущества, о своем возможном заблуждении относительно его рыночной стоимости стороны сделки могли и должны были узнать незамедлительно (посредством проведения оценки), в связи с чем срок исковой давности для оспаривания сделки по этому основанию начал течь со дня её совершения. Иск предъявлен Кузиным Б ДД.ММ.ГГГГ, срок же исковой давности истек ДД.ММ.ГГГГ Ответчиком заявлено о применении исковой давности. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является самостоятельным основанием для отказа в иске. С учетом изложенного, в иске Кузина Б о признании недействительным соглашения от ДД.ММ.ГГГГ о разделе имущества между супругами надлежит отказать. Отказ в удовлетворении данного требования влечет отказ в удовлетворении требований Кузина Б о разделе указанного в соглашении имущества, поскольку по данному вопросу состоялось соглашение сторон. Суд производит раздел общего имущества супругов только в случае недостижения между ними соглашения (п.3 ст.38 СК РФ). Отказ в удовлетворении встречного иска о признании недействительным соглашения от ДД.ММ.ГГГГ влечет удовлетворение искового требования Кузиной А о взыскании 25000 долларов США, которые Кузин Б обязался ей выплатить. В соответствии со ст.309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Указанный в расписке срок исполнения обязательства – ДД.ММ.ГГГГ – наступил. Ответчик признает заявленное требование (т.3, л.д. 82). Выражение размера денежного обязательства Кузина Б в долларах США свидетельствует о том, что стороны воспользовались предоставленным п.2 ст.317 ГК РФ правом выразить размер денежных обязательств в иностранной валюте («валюта долга») с оплатой в рублях по официальному курсу или по иному курсу, определяемому соглашением сторон. Поскольку соглашением не определен курс перерасчета иностранной валюты в рубли РФ, платеж должен производиться по курсу ЦБ РФ на день исполнения обязательства. В обоснование того, что перечисленные через ОАО «Сбербанк России» деньги в сумме 450000 евро не являлись общим имуществом супругов Кузиных, Кузиным Б представлен договор дарения денег с его братом, Кузиным С.И. (т.3, л.д. 126). Суд критически оценивает данное доказательство, поскольку оно было представлено лишь ДД.ММ.ГГГГ, спустя ровно 10 месяцев после принятия к производству рассматриваемого требования Кузиной С.К., на обстоятельства, препятствовавшие его представлению ранее, ответчик не ссылается. Согласно представленному ответчиком заключению специалиста АНО «Пензенская лаборатория судебной экспертизы», определить давность изготовления документа не представляется возможным (т.3, л.д. 120-125). По ходатайству ответчика в судебном заседании была допрошена свидетель ФИО11, показавшая, что является председателем товарищества собственников жилья в доме, где расположена квартиру Кузина Б Кузина А проживала в данном доме ДД.ММ.ГГГГ, затем выехала. Кузин Б сказал, что его жена больше не проживает, коммунальные услуги на неё не начислялись ДД.ММ.ГГГГ Она предоставляла справку, что проживает на <адрес>, где и оплачивает коммунальные платежи (т.1, л.д. 193). Свидетель ФИО12 показала, что ДД.ММ.ГГГГ через кадровое агентство устроилась домработницей к Кузину В.И., которого в агентстве описали как одинокого мужчину. Она находилась в его квартире по рабочим дням с 9 до 15-16 часов, готовила завтрак, обед, ужин, убиралась. С ним никто не жил, никто к нему не приходил. Кузина А приходила один раз по просьбе Кузина Б показать свидетелю, как включается стиральная машина. Летом Кузин Б уезжал в дом <адрес> Свидетель работала у него ДД.ММ.ГГГГ ДД.ММ.ГГГГ Кузин Б стал постепенно жить с женщиной по имени Юлия Евгеньевна. Ранее, в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ был допрошен свидетель ФИО17, показавший, что был председателем некоего товарищества, контролирующего снабжение электрической энергией загородного дома Кузина Б Кузин Б начал жить в этом доме ДД.ММ.ГГГГ Кузину А свидетель никогда не видел. С Кузиным А жила женщина по имени Юля, которую сторож считал женой Кузина Б Аналогичные показания дал свидетель ФИО14 в том же заседании. В судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ тем же обстоятельствам по ходатайству Кузиной А допрашивалась свидетель ФИО15, показавшая, что являлась соседкой Кузиной А по даче в <адрес> ДД.ММ.ГГГГ. Кузина А вместе с Кузиным Б трижды летала в Израиль, глее Кузин Б проходил лечение после инфаркта. Кузин Б приезжал на дачу в ДД.ММ.ГГГГ Считает, что ДД.ММ.ГГГГ Кузины жили совместно. В удовлетворении ходатайства Кузиной А об отложении судебного заседания для вызова дополнительного свидетеля для допроса по тем же обстоятельствам судом было отказано, поскольку Кузина А имела возможность пригласить свидетеля как в судебное заседание ДД.ММ.ГГГГ, так и ранее. Из изложенных показаний усматривается, что Кузины не проживали совместно ДД.ММ.ГГГГ г. Показания свидетеля ФИО15 не опровергают данного заключения, поскольку основываются на мнении свидетеля, а не на известных ему достоверно фактах. Вместе с тем, раздельное проживание супругов само по себе не служит основанием для применения положений п.4 ст.38 СК РФ о признании имущества, нажитого каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них. Из показаний свидетелей и иных материалов дела нельзя сделать вывод о том, как были организованы имущественные отношения супругов в ДД.ММ.ГГГГ до расторжения брака, имелся ли у них, несмотря на раздельное проживание общий бюджет. Кроме того, для признания перечисленной Кузиным Б во Францию денежной суммы его личным имуществом, необходимо, чтобы данная сумма была получена им в качестве дохода именно в тот период, когда между супругами были прекращены семейные отношения. Таких доказательств суду не представлено. Разрешая требование Кузиной А о взыскании компенсации за денежную сумму, потраченную Кузиным Б на приобретение имущества во Французской Республике, суд исходит из следующего. Истица не ставит вопрос о включении в состав имущества, подлежащего разделу, некоего объекта недвижимости, находящегося на территории Франции. Более того, ею не представлено необходимых доказательств существования у Кузина Б права на такое имущество (выписки о зарегистрированном по французскому закону праве на недвижимость). Требования истицы основаны на расходовании Кузиным Б денежной суммы в 450000 евро, являющейся их общим имуществом, без её ведома и согласия, в ущерб интересам семьи. Перечисление Кузиным Б указанной суммы в два платежа, ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ, подтверждается справками ОАО «Сбербанк России» от ДД.ММ.ГГГГ № (т.1, л.д. 30-31), от ДД.ММ.ГГГГ № (л.д. 80). Назначение платежа – покупка недвижимости по договору от ДД.ММ.ГГГГ №. Между тем, судебная защита нарушенных прав и законных интересов лица осуществляется способами и в сроки, установленные законом. В соответствии с п.2 ст.35 СК РФ при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки. Для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки. Таким образом, надлежащим правовым средством защиты интересов супруга, нарушенных сделкой, совершенной другим супругом без его ведома и согласия, а именно на это и ссылается в обоснование своего требования Кузина С.К., является иск о признании этой сделки недействительной и применении последствий её недействительности. Следовательно, если денежные средства на приобретение недвижимости были потрачены Кузиным Б без ведома и согласия Кузиной С.К., последняя может оспорить договор купли-продажи недвижимости в судебном порядке. Кроме того, п.2 ст.39 СК РФ установлено, что в случае, если один из супругов расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи, суд, определяя доли при разделе общего имущества супругов, вправе отступить от начала равенства их долей в интересах добросовестного супруга. Такие требования Кузиной А не заявлялись. Закон не наделяет супруга в случае совершения без его ведома и согласия другим супругом сделки по распоряжению их общими денежными средствами правом требовать взыскания с другого супруга в свою пользу половины денежной суммы, уплаченной по сделке. Таким образом, Кузиной А избран ненадлежащий способ защиты права. Кроме того, если Кузиным Б в период брака было приобретено некое имущество, на это имущество, пока не доказано иное либо не оспорена сделка по его приобретению, распространяется режим общей совместной собственности супругов. Следовательно, Кузина А не лишена права заявить требование о включении данного имущества в состав имущества, подлежащего разделу, и о его разделе на предлагаемых ею условиях. При этом ей надлежит точно указать объект, подлежащий разделу, место его нахождения и его стоимость. Такого требования в настоящем процессе истица не заявила, более того, ею не было представлено доказательств самого существования недвижимого имущества во Французской республике, принадлежащего Кузину Б на праве собственности. Разрешая вопрос о судебных расходах, суд учитывает, что при подаче искового заявления Кузина А уплатила государственную пошлину в размере 500 рублей, в остальной части ей была предоставлена отсрочка. Кузин Б является инвалидом II группы, однако указанная категория лиц в силу пп.2 п.2 ст.333.36 НК РФ не освобождается от уплаты государственной пошлины, когда выступает в судах в качестве ответчиков, если решение при этом принято не в их пользу. Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст.194, 196-198 ГПК РФ, суд решил: Исковые требования Кузиной А удовлетворить частично. Взыскать с Кузина Б в пользу Кузиной А долг в размере 25000 долларов США с исполнением в рублях РФ по курсу ЦБ РФ на день исполнения и сумму уплаченной государственной пошлины в размере 500 рублей. В удовлетворении остальной части исковых требований отказать. В удовлетворении исковых требований Кузина Б отказать. Взыскать с Кузина Б в доход бюджета городского округа Самара государственную пошлину в размере 10030 рублей 80 копеек. Настоящее решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию по гражданским делам Самарского областного суда через Головинский районный суд <адрес> в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме. Решение в окончательной форме изготовлено ДД.ММ.ГГГГ Судья (подпись) В.Ю. Болочагин Копия верна Судья Секретарь

Семейный адвокат
  • 2007 – 2020 © Юридическое бюро "418"

  • +7 (495) 773-87-71 /многоканальный/
  • 125047, г. Москва, ул. Большая Садовая д.5 к.1

Продвижение сайта